Главная » 2020 » Август » 23 » Осовец – крепость, ставшая символом славы русского оружия и духа
00:58
Осовец – крепость, ставшая символом славы русского оружия и духа

О городе-крепости Осовец я знал довольно давно, с тех пор как написал несколько материалов о кавалерах ордена Александра Невского. Тогда речь шла о нашем земляке, герое Великой Отечественной войны Якове Шлемовиче Флиге. С тех пор прошло много лет, а название города снова появилось перед глазами в связи с написанием краткого исторического очерка к 60-летию факультета Романо-германской филологии Одесского национального университета имени И.И. Мечникова. Но то, о чем мой рассказ, произошло 115 лет назад…

После третьего раздела Польши, в 1795 году, у местечка Осовице началось возведение оборонительных укреплений, так как именно через эту местность пролегал единственный в этой области путь из Восточной Пруссии во внутренние районы Российской империи.

По замыслам военного руководства империи крепость Осовец должна была обеспечить защиту переправы через реку Бобры и транспортный узел Белосток от возможного удара с севера, из Восточной Пруссии. Кроме того, на крепость возлагалась задача опорного пункта укрепленной линии между реками Нарев и Бобры. В 1877 году, в связи с подготовкой к войне с Турцией, все работы по проектированию были прекращены. Возобновились они в 1882 году.

Несмотря на все усилия, из-за постоянной нехватки финансирования, связанного с войнами и политической нестабильностью в империи, крепость в недостроенном состоянии встретила начало Первой мировой войны. В результате этого в ходе Первой мировой войны форт служил в качестве вспомогательного объекта.

В марте 1914 года комендантом крепости был назначен генерал-майор Карл-Август Александрович Шульман, произведенный 30 июля 1911 года в генерал-лейтенанты. В этой должности он встретил Первую мировую войну.

   В начале войны крепость находилась в тылу Северо-западного-фронта. Однако уже в середине сентябре 1914 г. немцы, ощутили прочность ее обороны, преследуя разбитые в Восточной Пруссии русские армии. К тому моменту крепость оборонял один лишь 304-й Новгород-Северский полк. Не зная истинной численности гарнизона, противник ограничился на этом направлении демонстративными боями. 26 - 29 сентября он обстреливал Осовец и даже сумел захватить ключевую Сосненскую позицию. Однако затем был вынужден отступить ввиду изменения общей обстановки на фронте.

В боях за крепость образец героизма показал 19-летний ефрейтор полка Семён Тимошенко, награжденный позднее Георгиевским крестом 4-й степени (№ 38 346) «в воздаяние заслуг нижних чинов гарнизона крепости Осовец, наиболее отличившихся при бомбардировке»

За успешное руководство обороной крепости Осовец во время бомбардирования её из орудий превосходного калибра и дальности. Высочайшим приказом от 27 сентября 1914 года орденом св. Георгия 4-й степени был награждён ее комендант К.-А. Шульман.

На должности коменданта в январе 1915 года его сменил генерал-майор Николай Александрович Бржозовский, который командовал крепостью до конца активных действий гарнизона в августе 1915 года.

Активные бои за крепость Осовец начались 25 января. Относительно небольшую крепость защищали части из состава 26-й (командир - генерал-майор Пётр Андреевич Тиханович) и 57-й пехотных дивизий (командир -  генерал=майор Николай Андреевич де Боде), на которые обрушилось, по подсчетам специалистов, от 200 до 400 тысяч снарядов, включая 305- и 420-миллиметрового калибра. Видя несломленный дух защитников крепости, враг пошел на хитрость. Германское командование предложило коменданту «продать» крепость. С этой целью был отправлен парламентер, которого комендант приказал повесить незамедлительно.

В третий раз Осовец оказался под огнем противника в начале августа 1915 года, когда катастрофический недостаток снарядов заставлял армию отходить вглубь империи, стремясь избежать окружения. В этих условиях оперативное значение Осовца повысилось, поскольку потеря укрепленных позиций могла привести в дальнейшем к прорыву фронта.

6 августа германцы предприняли штурм укреплений Сосненской позиции, которые вынуждены были оставить в сентябре 1914 года. Видя, что просто так русских воинов не одолеть, немцы сделали свой упор на применение ядовитых соединений газа хлор.

Утром 6 августа началась газовая атака, сопровождаемая артиллерийским огнем. Противогазовые марлевые повязки, имевшиеся в распоряжении личного состава, оказались неэффективными. Как потом писал комендант крепости Н.А. Бржозовский, защитникам помогла погода и условия местности: утро того дня выдалось сырым, а газу пришлось преодолеть болотами и рвом, заполненным водой, что уменьшило его поражающую силу. Тем не менее, потери гарнизона оказались существенными.

Одним из выживших защитников крепости был полковник Константин Васильевич Катаев. По окончании гимназии в Ярославле, он поступил в Одесское Одесское пехотное юнкерское училище, из которого был  выпущен прапорщиком (1881) в 59-й пехотный резервный кадровый батальон.

В чине капитана в 1904 -1905 годах участвовал в войне с Японией. Будучи подполковником в 203-м пехотном Сухумском полку, принял участие в Первой мировой войне. В ходе обороны Осовца был командиром 226-го пехотного Землянского полка и одновременно начальником 2-го отдела обороны крепости. По сообщению журнал «Разведчик» (№ 1298, от 22 сентября 1915 г.), полковник Катаев Константин Васильевич был контужен, но остался в строю (пункт «контужены» раздела «Сведения об убитых и раненых. От особаго отделения Главнаго Штаба по сбору сведений о потерях в действующих армиях» - печатается в орфографии оригинала).

После оставления Осовца Землянский полк отошёл к Гродно, обороняя который солдаты и офицеры также показали образцы героизма, очистив восточную часть города от противника. 19 августа 1915 г. офицеры и нижние чины полка подверглись второй газовой атаке, но это произошло уже при другом командире, так как 14 августа 1916 года полковник Катаев был зачислен в резерв штаба Минского военного округа.

А пока вернемся к событиям августа 1915 года. «Газ, выпущенный из баллонов, темно-зеленоватой окраски, - писал комендант крепости, - быстро направился вперед к крепости, расширяясь в стороны и вверх при быстром поступательном движении. Действие газового облака с одной стороны образовало завесу, скрывающую подступ противника, а с другой стороны смертельно отравляло все, над чем проходило».

Почти моментально из строя гарнизона крепости выбыло отравленных удушенных более 1 600 человек. После применения газа немцы сначала отправили вперед разведчиков и штурмовые группы. Однако их действия были не очень успешными. Где-то германцы сами попали под воздействие газов, на другом направлении были остановлены командой разведчиков, на третьем не сумели прорвать проволочные заграждения.

О тех событиях сохранились воспоминания поручика П. Ефимова, вспоминающего о героизме русского пулеметчика на центральном участке Сосненской позиции: «Единственный русский пулеметчик, оставшийся в живых, успел выпустить в упор две ленты патронов и пал на пулемет, не успев вложить третью ленту».

Несмотря на тяжелые условия, защитники крепости предпринимали контратаки. Особо известен подвиг 13-й роты 21-летнего подпоручика Владимира Котлинского. Его солдаты сумели выбить противника из занятых позиций и захватить в плен 25 человек. Сам же командир роты в том бою был смертельно ранен. Подвиг 13-й роты получил в историографии и публицистике название «Атака мертвецов».

Документы тех лет донесли до нас еще некоторые имена защитников крепости

Интендант крепости, подполковник Иван Афанасьевич Житков (о нем до 1911 года был удостоен орден Святого Станислава 2-й степени с мечами;

Альфред_Карлович Данкер, прикомандированный к управлению крепостного интенданта Осовецкой крепости, капитан 162-го пехотного Ахалцыхского полка, был отмечен орденом Святого  Станислава 3-й степени;

Император Николай II объявил Высочайшее благоволение (личная благодарность) командующему Осовецкой крепостной артиллерией Нечаеву.

Звания «подполковник» был удостоен капитан Константин Петрович Авенариус, начальник Осовецкого крепостного военного телеграфа до 9 августа

В поисках материалов об этом военном я нашел весьма любопытные сведения о его семье и позволю себе немного отступить от основного предмета описания, потому что это стоит того.

К.П. Авенариус был старшим сыном тайного советника, хорошо известного в Российской империи инженера путей сообщений Петра Александровича Авенариуса.

У самомого же Константина Петрович было шестеро детей: три сына и три дочери. Из них двоих вполне можно назвать детьми крепости Осовец, поскольку сын Александр (1910 г.р.) и дочь Софья (последний ребенок офицера, 1912 г.р.) родились именно в этой крепости.

Обоих детей коснулись репрессии 1930-х годов, но приговоры по их делам были отменены.

Софья Авенариус была бухгалтером, всю жизнь, включая период блокады Ленинграда, прожила в городе-колыбели Октябрьской революции.

Ее брат Александр был токарем, дважды служил в рядах Красной армии: в 1932 году по призыву (уволен в 1933 г.), а 5 июля 1941 года ушел добровольцем защищать Ленинград. Был младшим лейтенантом, командиром минометного взвода в составе 55-й армии Ленинградского фронта. 19 августа 1942 года он был тяжело ранен в кисть левой руки и эвакуирован в госпиталь, после которого в Действующую армию уже не вернулся. В годы войны был награжден медалью «За оборону Ленинграда», а в мирное время, учитывая его военные заслуги, его удостоили ордена Красной Звезды, хотя представление было в медали «За отвагу». На момент награждения он работал в одной из исправительно-трудовых колоний Коми АССР.

Но это  было в августе 1946 года, через 31 год после оставления крепости Осовец, детьми которой был Александр Авенариус и его сестра…

А русская крепость Осовец была оставлена лишь 23 (по другим сведениям - 22) августа ввиду общего отступления войск Северо-Западного фронта, став единственной русской крепостью тех лет, гарнизон которой до конца выполнил свой воинский долг, став одним из символов мужества и героизма русского солдата.

Виталий Орлов, автор проекта "Моя Мозаика"

Просмотров: 77 | Добавил: orlov-vv | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar