Главная » 2020 » Апрель » 20 » Одесское просвещение в 1941 - 1944 годах
00:36
Одесское просвещение в 1941 - 1944 годах

Почти 30 лет я работаю в сфере просвещения. Работа преподавателем подтолкнула меня к изучению не только предмета, которому обучаю людей, а и истории преподавания иностранных языков в Одессе; истории формирования сети учебных заведений в городе. Этим вопросам я посвятил ряд публицистических и научных статей, выступления на конференциях.

Сегодня, когда школы и университеты Одессы пребывают в состоянии карантина, захотелось написать, как обстояли дела с просвещением Одессы в периоды, когда обучению населения мешали войны, революции, карантины.

Надо сказать, во все годы своего существования Одесса всегда отличалась высоким уровнем образования как в регионе Северного Причерноморья, так и в масштабах страны, будь то Российская империя, Украинская республика, Украинская СССР или независимая Украина новейшей истории. Тем не менее, следует признать, что академическое лицо Одессы часто омрачали разные социальные или политические явления, в частности годы Великой Отечественной войны.

В дни Великой Отечественной войны Одесса пережила три особенных дня: 5 августа 1941 года началась героическая 73-дневная оборона города, 16 октября того же года наши войска вынуждены были оставить город в связи с резко ухудшившимся положением на подступах к Крыму и, наконец, 10 апреля 1944 года, когда город стал свободным. Освобождение Одессы было праздником в собственном смысле слова только 10 апреля. Безусловно, не было предела радости у оставшихся в Одессе жителей оттого, что родная Красная армия больше никогда не пустит врага.

Но город был разрушенным, в прямом и переносном смысле. Нужно было восстанавливать школы, дома, заводы, музеи, дворцы. Среди большого количества проблем, перед городскими властями стала проблема восстановления системы образования, созданию за пять неполных месяцев условий дня начала учебного года, обеспечению учащихся партами, досками, школьными принадлежностями и т.д. Только куда нужно было поместить детишек, если, как показывают архивные документы, полному или частичному разрушению подверглись здания 97 заведений, то есть без малого 84% школьного фонда ? Самыми пострадавшими оказались школы № 48 (ул. Чкалова, 2), № 116 (ул. Греческая, 1), № 117 (ул. Жуковского, 24) и школа № 74 (ул. Ботаническая, 12). Каждой из этих школ, по данным комиссий, был причинен ущерб в сумме порядка 2 миллионов рублей. Кроме того, при отступлении фашисты сожгли здание школы имени П.С. Столярского. Существенно пострадало здание Педагогического училища (Судебный переулок, 2), полностью сгорели два его общежития по улице Пастера и по Александровскому переулку. В общежитиях на улицах Преображенской, 64 и Черноморской, 14 в годы оккупации было разграблено имущество, а сами здания подверглись частичному разрушению. Из библиотеки училища исчезла 31 тысяча книг, было уничтожено 100 музыкальных инструментов. Сегодня на улице Ланжероновской (в 1944 году улица носила имя революционера Смирнова-Ласточника) размещен добрый десяток разного рода заведений, но нет среди них учреждений, относящихся к системе образования. До войны по этому адресу находился Областной дом художественного воспитания детей, который за годы оккупации лишился огромного количества мебели, уникальной коллекции кукол и многого другого… В 1944 году городские органы просвещения приняли полуразрушенный Воронцовский дворец, в котором до войны размещался Дворец пионеров. Примеров проявления «свободы», подаренной одесситам, можно приводить еще много. Ограничусь только тем, что упомяну сумму ущерба, причиненного зданиям культурно-просветительского назначения – 43 млн. рублей. Восстановлением зданий школ занимались областные власти, составившие графики работ и строго спрашивавшие за малейшие простои. На плечи Отдела образования легла ответственность за организацию учебного процесса, комплектацию школ преподавателями, а детских садов – воспитателями. Восстанавливая школы с их номерами, городские власти в ряде случаев не могли предоставить им довоенные помещения, разрушенные гитлеровцами. Так, например, после освобождения Одессы в здании школы № 121, где в годы оккупации размещался немецкий госпиталь, получила временный приют Музыкальная школа имени П.С. Столярского. В этом же здании обитали учителя и ученики школы № 58. 

В работе школ, РайОНО и ГорОНО того времени были сложности, которые заключались в переездах школ с места на место. Так, например, Приказ № 52 по ГорОНО от 24 августа предписывает перевод одних школ в здания других, в частности, школа № 45 „переселилась” в здание школы № 105, школу № 107 приютили стены школы № 47 и т.д. В силу того же приказа, здание школы № 60 было отдано специализированной артиллерийской школе, а сама школа № 60 была переведена в помещения школы № 24. 

Работа с архивами Департамента образования и науки Одесского горсовета позволила мне восстановить картину того, как постепенно усилиями руководства города и народного просвещения в школы возвращались учителя, в детские сады – воспитатели. Решалась тяжелейшая проблема бесприютных детей, потерявших родителей и крышу над головой. Итак, 11 апреля 1944 года был подписан первый приказ по Отделу Народного просвещения, по которому ко временному исполнению обязанностей начальника приступил А.И. Свердляковский, назначенный председателем Горсовета Давиденко (12 мая постановлением Одесского городского совета А.И. Свердляковский был утвержден в этой должности). В том же приказе назначались школьные инспектора, по одному на два района. Инспекторам по Сталинскому и Воднотранспортному, Ильичевскому и Кагановичскому, Ворошиловскому и Ленинскому. Эти ответственным работникам поручалось проведение текущей и организационной работы в своих районах. Тем же приказом был назначен инспектор по дошкольным учреждениям. Канцелярский язык документа говорит о многом. Уже в первый день были заложены основы возрождения одесского образования в лице его руководства. Мы видим, что этот процесс начался вопреки недостатку кадров, вызванному эвакуацией сотрудников, участием их в продолжающихся боевых действиях, гибели на поле боя, в лагерях и оккупации. Иначе, как объяснить, что на шесть районов назначили троих инспекторов ? 12 апреля 1944 года приказом № 2 был назначен инспектором техникумов А.Я. Шевченко. На него же возлагалась личная ответственность «за организацию охраны имущества всех техникумов Одессы». 

Как мы видим, в приказах первых дней после освобождения города учитывались мельчайшие детали, обусловленные текущим моментом. Не будем забывать о том, что, несмотря на довольно быстрое продвижение наших войск по территории Одесской области, областной центр все еще оставался прифронтовым городом с вытекающими из этого возможными последствиями: грабежами, мародерством, провокациями со стороны оставленных отходящими войсками агентов и т.д. 

В следующих приказах по Отделу народного просвещения Одессы содержатся уже назначения на должности директоров школ, заведующих детскими садами, учителей-предметников, классоводов. Обращает внимание тот факт, что 15 апреля в штате самого отдела появился еще один школьный инспектор (Запорожченко А.Г.). В тот же день начальника отдела просвещения получил Воднотранспортный район, а также своего директора – школа № 67, которая, исходя из довоенных справочников, находилась на Слободке (ул. Усатова, 30). Обращают на себя внимание приказы, содержание которых сегодня может показаться странным. Приказы №№ 11, 32, 53, которыми назначались уполномоченные на получение хлебных, продовольственных и промтоварных карточек. Такое назначение налагало на ответственное лицо огромную ответственность за других людей, коллег-учителей, воспитателей и их семей. Вспомним хотя бы эпизод с хлебными карточками в фильме «Место встречи изменить нельзя». 

В первые месяцы после освобождения Отдел образования города решал задачи, которые на сегодняшний день распределены не только между городскими подразделениями, а и входят в поле ответственности центральных ведомств. Отделу образования города была поручена забота о Зоологическом саде, расположенном около «Привоза». В приказе за номером 20 от 6 июня директором Зоосада был назначен Генрих Владимирович Бейзерт, человек, обладающий необычайным чувством юмора, которое не предавало его даже в тяжелые дни оккупации, которую он стойко пережил вместе с животными, спасая их, рискуя порой собственной жизнью. С ведома и по приказам ГорОНО, работники Зоосада отправлялись в область, для заготовки материалов для Зоосада. Об этом, в частности, гласит приказ № 45 от 8 августа: «§ 9. Сивковскую А.Л. кассира Зоосада и Сивака К.Ф. ночного сторожа отправить за сеном для Одесского Зоосада в Березовку с 10 по 20 августа». В круг забот ГорОНО образца 1944 года вошел также парк им. Ильича (сегодня – Парк «Преображенский»), находящийся за по соседству с Зоосадом. Уже упомянутым мною приказом № 20 директором детского парка культуры и отдыха имени Ильича была назначена Евдокия Андреевна Киселева. 

Отдельным пунктом восстановления просвещения города шло воссоздание школ-интернатов для детей с физическими отклонениями. Планировалось устроить в такие учебно-вспомогательные заведения около 400 детей с разным диагнозом.

В обязанность органов власти входило определение лиц, которые окончили высшие и средние учебные заведения, но работали не по специальности. Таких людей планировалось направлять на педагогические должности по специальности.

В последние месяцы 1944 - 1945 учебным городом, первым в освобожденной Одессе, Красная армия продвигалась на запад, освобождая города и деревни Одесской области. Становясь на ноги, просвещение Одессы направляло в те регионы своих учителей. В итоге школы Одессы и области, полностью очищенной от фашистов, вступили в учебный год вовремя - 1 сентября. 

То был очень трудный учебный год, в котором школьники и учителя испытывали серьезные трудности, нехватку учебником и элементарных тетрадей с карандашами. Но у школ и детских садов было, возможно, более важное средство обучения и воспитания детей и подростков. Они ощущали постоянную заботу города и страны. 

Виталий Орлов, автор проекта "Моя Мозаика"

Просмотров: 239 | Добавил: orlov-vv | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar